Меню
12+

Сетевое издание "gazeta-avangard.ru"

15.07.2015 14:33 Среда
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 29 от 17.07.2015 г.

Добра познание

Автор: Елена ДАВЫДОВА.

Безукоризненная верность клятве Гиппократа, взаимовыручка и желание спасти человека во что бы то ни стало отличали врачей «старой школы» — Доббу Борисовну Тарасенко, Людмилу Герасимовну Михайлову, Лидию Григорьевну Жук, Зинаиду Петровну Варламенко, Анатолия Петровича Асаулова, отдавших многие годы медицине района и навсегда оставшихся в памяти марьяновцев.

Недавно я побывала в гостях у Галины Афанасьевны Гончаровой, сорок лет проработавшей в районной поликлинике врачом-невропатологом и психиатром. Сегодня она – хранительница живой истории, очевидец многих событий в районном здравоохранении.

Сибирская закалка

Дорогие места детства каждый человек держит в памяти, и вновь стремится к ним вернуться. Вот и Галина приезжала в родной таежный край Тюменской области ежегодно, пока позволяло здоровье. Родилась она в деревушке с названием Новое село, что когда-то тянулась по левому берегу Иртыша чуть ниже города Тобольска. В селе было две улочки, на которых располагались больница, школа, дом, где принимали пушнину, почта, хлебоприемный пункт, магазин. Здесь Галина выросла и окончила школу. Здесь прошла и самую настоя­щую жизненную школу мужества.

- Крепкое было село, и люди работящие, доброжелательные, — вспоминает она сегодня. – А уж детей в каждом доме по четверо-пятеро росло. Село окружали небольшие три речки, где мы, детвора, ловили рыбу: окуней, чебаков, щук. В Иртыше рыбной ловлей занимались взрослые, а мы ныряли с яра в Иртыш и весело плескались в его волнах, когда работа по дому была сделана. Купальников у нас не было, и мы бросали дымовую шашку и ныряли, пока мальчишки не видят.

Особенно тяжко было детям в годы войны. Отец был на фронте, мать работала в колхозе с утра до ночи за трудо­дни. Ребятишки же были предоставлены сами себе. Питались подножным кормом: молодыми побегами тала, лесными ягодами, жарили рыбу на костре. С началом весны мать так и говорила: «Идите, детки, в лес, там вы выживете». И бабушка вела их в тайгу. Когда чуть подросли – она возила их на сенокос. У каждого была коса и грабли соответственно росту.

Уже с шести лет детей брали на колхозные работы: возить на лошадях копны, сгребать каж­дую травинку. Один из случаев во время работы запомнился Галине Афанасьевне на всю жизнь:

- Мне тогда дали самую смирную лошадь, и мы с ней возили на волокуше сено. Но лошадка была особенная. Если она уставала, то тут же ложилась, не обращая внимания ни на меня, ни на то, что еще не довезли сено к стогу. Однажды она так чуть не лишила меня жизни: навалилась всем весом, вполовину туловища. Мой истошный крик услышали взрослые, с трудом стащили с меня уставшую лошадь, поставили ее на ноги, и, держа за повод, я все же довезла сено до стога.

Брали ребят и на другую работу. Осенью убирали хлеб, и дети подгоняли подводы к складам Заготзерно. Видя голодные глаза малышей, колхозники давали им по горсточке зерна, которое они жарили и с аппетитом ели.

- Разве забудешь колыхаю­щиеся поля пшеницы? – С чувством ностальгии говорит ветеран труда. — Все поля были засеяны целиком. А работали на них почти одни женщины. Не забудешь и вкусную воду Иртыша, золотистую осень, походы в тайгу за шишками. Теряли мешки, рюкзаки, лестницы. Страшно и темно было в тайге, чуть за дерево зайдешь – и заплутаешь. Один из нас лез на самый высокий кедр и со смехом говорил: «Смотрите на мою руку и идите, куда она указывает». Хотя и было-то всего два-три километра до деревни.

Большинство деревенских женщин были неграмотными, но сколько было в них мудрости и опыта. Учили они детей быть дружными, помогать друг другу и выручать попавших в беду, уважать старших, почитать родителей... Хорошо помнит Галина Афанасьевна и то, как пришлось спасаться от беды самой и однажды переживать за жизнь маленького брата:

- В семье у нас росли четверо девчат и один братишка – самый младший. Мама каждый день говорила: «Следите за мальчонкой, вас много, а он один». И вот мы однажды не уследили. Было это в начале войны. Иртыш вышел из берегов и затопил полсела. В нашей ограде, которая наполовину была залита водой, от бани оторвалась дверь, и брат с помощью палки катался на ней, как на плоту. И его вынесло в Иртыш. Волны кидали эту дверь, как щепку, переворачивали и швыряли ее. Он же лег и плыл, вцепившись руками и ногами в края. Потом подплыли взрослые на большой лодке и сняли его с доски, бледного и обессиленного.

Со мной же произошел попрос­ту смешной случай. Вода затопила дорогу к соседям, где жила подружка. Повидать ее так хотелось, что я пошла по высоким сходням, поскользнулась и упала в воду. Мы все рано научились плавать, так что я проворно подплыла к доскам и взобралась на них. Дома меня, мокрую, встретила мама и спросила: «Кто тебя туда послал?». «Сама», — отвечаю. Она же не сняла с меня мокрого платья и не повесила его сушить, а взяла меня за воротник, посадила на подоконник: «Сушись».

От жары детвора спасалась на школьном дворе, где росли могучие тополя. Эти деревья, по рассказам старожилов, были свидетелями многих трагических событий сибирской истории. Они не пострадали, даже когда армия Колчака обстреливала село. Маленькая Галя любила слушать рассказы бабушек, особенно своей землячки Варвары Платоновны Кошелевой, которая когда-то была связной в партизанском отряде.

Давно уж нет деревни Новое село, и все милые сердцу Галины Афанасьевны места заросли бурьяном. И лишь память о детстве хранит воспоминания о тяжелых, но исполненных радос­тью днях, о добрых и трудолюбивых односельчанах.

К мечте через тернии

Окончив школу, Галина поступила на фельдшерское отделение Тобольского медицинского училища. Любовь к занятиям спортом, привитая школьным учителем физкультуры, побуждала ее к новым тренировкам. В составе студенческой команды она не раз защищала честь учебного заведения на областных соревнованиях по лыжным гонкам и слалому. А живой интерес девушки к медицине, любознательность и прилежание были вознаграждены по праву: в 1955 году Галина окончила медучилище с красным дипломом. Именно во время постижения азов медицинской науки у нее и зародилась мечта – стать врачом. А желание стать медработником пришло еще со времен посещения медпункта в родном селе.

Твердо решив поступать на лечебный факультет Свердловского мединститута, она уверенно отправилась туда. Но сразу же столкнулась с препятствием: без экзаменов отличников и медалистов зачисляли только на санитарно-гигиенический факультет, а поступить на лечебный было очень трудно, требовалось пройти все испытания по общему конкурсу.

Вот и пришлось какое-то время Галине Афанасьевне работать фельдшером в селе. Еще не обремененная семейными заботами молодая девушка то и дело подменяла специалистов во время очередных и декретных отпусков. А однажды ее отправили в тайгу следить за здоровьем работающих на лесоповале. Там трудились люди разных национальностей – румыны, белорусы, поляки. Находиться одной среди мужчин Галина боялась, ведь в медпункте она была совсем одна, а медикаменты доставляли из райцент­ра. Тогда, ради безопасности, ее приютила семья поляков. Но работать в таких условиях молодая фельдшер долго не смогла, и решила вновь попытаться осуществить свою мечту. Все ее бывшие однокурсники – такие же отличники – уже были приняты на санфак Свердловского мединститута. С ними она регулярно обменивалась письмами. А сама поехала в Омск, в медицинский институт имени М. И. Калинина. Там снова стали предлагать зачисление без экзаменов на педиатрический или санитарный факультеты. А на лечебный – только в общем потоке. По счастливой случайности настойчивость и упорство Галины заметил декан лечебного факультета Ларин и обратился к ректору со словами: «Отдайте ее мне».

- Да забери! – В сердцах махнул рукой ректор. И лицо Галины просияло – ведь исполнилась заветная мечта.

Благодаря этому счастливому случаю она обзавелась не только возможностью стать первоклассным лечащим врачом и комнатой в общежитии, а и толпой завистников. Но учебный процесс показал, что давать волю эмоциям некогда, и студенты разбрелись по факультетам и группам, и через какое-то время уже не узнавали тех, с кем поступали вместе. Все шесть лет Галина была старостой своей группы.

- И даже несмотря на мою уверенность и твердость характера, тяжко бывало найти общий язык с одногруппниками, — признается она. – Я ведь деревенская девчонка, а большинство из тех, кто со мной учился, — выпускники знаменитой Омской девятнадцатой гимназии – дети высокопоставленных лиц, успешные, амбициозные… Но я ушла в учебу с головой, как говорится, дни и ночи проводила за книгами.

Вначале Галина, как и все студенты, посещала лекции и семинары, выполняла задания преподавателей, не проявляя никаких особых склонностей. А на втором курсе увлеклась мик­робиологией и вместе с подругой занялась научной работой.

На пятом курсе Галина вышла замуж за молодого инженера Николая Гончарова. Брак с самого начала оказался неудачным: волевой характер Галины Афанасьевны никак не сочетался с безволием ее супруга.

Ей самой приходилось проявлять инициативу, подыскивая жилье. Начались скитания по съемным квартирам с маленьким сыном. Выхлопотать жилье для своей уже распадающейся семьи, ради ребенка, Галине стоило титанических усилий, и все же удалось. Но вскоре она не выдержала, забрала сына и уехала работать в Марьяновский район – главным врачом в Конезаводскую участковую больницу. Здесь молодому специалисту сразу же предоставили дом. Несколько месяцев пришлось поработать и в Москаленской участковой больнице, помогая Лидии Григорьевне Жук.

Одной с ребенком в большом доме, где постоянно выходило из строя отопление, было тяжело, и буквально через год Галину Афанасьевну перевели работать в районную больницу, поселив в двухкомнатной благоустроенной квартире.

Неисповедимые пути

Проработав восемь лет после окончания института терапевтом, она прошла специализацию на базе областной клинической больницы по специальности «Неврология» и до 1970 года была неврологом. А затем после обучения в институте усовершенствования медицинских работников освоила психиатрию.

- Большие надежды на меня тогда возлагал главный врач Омской психиатрической больницы Константин Константинович Гертлейн, — рассказывает Галина Афанасьевна. – На все заседания, на все декадники меня приглашал.

Специализация врачей проходила через каждые пять лет, и доктор Гончарова старалась получить путевки не только для обучения на местной базе (в Омске), но ездила учиться также в центральные институты усовершенствования врачей – в Москву, Ташкент, Санкт-Петербург. Приглашали психиатров со всей Омской области и на выездные учебные циклы.

Оправившись после перенесенного в 1986 году инфаркта миокарда, и даже перенеся трагическую гибель сына в начале девяностых, Галина Афанасьевна возвращалась к работе. Помогая людям, справлялась с личными бедами и недугами. На заслуженный отдых она вышла только в возрасте семидесяти лет. А память врача хранит истории многих особенных пациентов, ведь работе она отдавала не только профессионализм, но и сердце. Не оставалась и без поддержки: помогали родственники больных, сотрудники районного отдела милиции. Всегда на связи оставались и старшие помощники – руководители отделов областной больницы, ассистенты кафедры психиатрии и нев­рологии. Уютно, спокойно, уверенно работалось в коллективе районной больницы.

- Коллектив был не то что дружный, а спаянный, — говорит Галина Афанасьевна. – Помню, как проводили Дни медицинского работника, выезжая в лес. Скорая и дежурные врачи оставались на рабочих местах, а остальные части коллективов районной и участковых больниц, вместе с председателями всех колхозов и совхозов, всех сельсоветов, — все собирались, накрывали поляну и праздновали. И от работы никто не отлынивал, консилиумы проводили в обязательном порядке. Врачи принимали больных без талонов, сколько есть – все идут. Конечно, мы очень уставали, но принимали всех до последнего, особенно приезжих из сел.

Среди коллег, много лет проработавших с Г. А. Гончаровой, с теплом вспоминает она врача-гинеколога Наталью Ильиничну Давыдову, которая параллельно с работой занималась и научной деятельностью и даже защитила кандидатскую диссертацию, врача-гинеколога и по совместительству врача функциональной диагностики Любовь Ивановну Нарыжную. Чувством справедливости и такта обладал главный врач Анатолий Константинович Голиков. Высокий профессионализм отличал Нонну Ивановну Сокову и Ольгу Дистергову, коллектив тянулся за ними. Большой работоспособностью славилась в те годы райпедиатр Алла Ивановна Фокеева, успевавшая посещать все школы и детские сады, принимать больных в поликлинике, дежурить в стационаре и вести документальную работу. А ее супруг — хирург Вадим Иванович стал доктором наук. В те времена научной деятельностью занимались многие врачи, что говорило об их высоком профессиональном уровне.

- Много хороших специалистов имеет больница и в последующем поколении, постепенно сменившем «старую школу», которые всю жизнь трудятся на одном и том же месте, — замечает Галина Афанасьевна. – Это Наталья Плотникова, Галина Яганова, Александр и Ирина Борискины, Светлана Христосова, Екатерина Кобзарева. В преемники себе я прочила Вячеслава Дягилева, но в Марьяновке он пробыл недолго, уехал в Краснодарский край.

Примечательно, что в семье Г. А. Гончаровой начинает свой отсчет династия врачей. Старшая сестра Пелагея Афанасьевна всю жизнь проработала врачом-гинекологом, Заслуженным врачом стал младший брат Михаил Афанасьевич Преснецов, многие годы возглавлявший участковую больницу в поселке Иртышское. Его сын Дмитрий Михайлович заведует медицинской частью Москаленской районной больницы, а дочь Ирина Михайловна сейчас работает над докторской диссертацией и читает лекции по детской стоматологии в Омской медакадемии.

-Много еще в медицине неизученного, непознанного, — говорит Галина Афанасьевна, заканчивая нашу беседу. – И у тех, кто сегодня приходит в больницы работать врачами, впереди масса открытий и достижений. Главное — не забывать о том, что наша работа делается, чтобы горя и бед у людей было меньше.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

196