Меню
12+

Сетевое издание "gazeta-avangard.ru"

21.04.2021 10:17 Среда
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 14 от 16.04.2021 г.

У каждого из них свой Чернобыль

Автор: Елена ДРАЙЗЕР.

Ветераны районного отделения «Союза Чернобыль».

В предстоящий понедельник исполнится 35 лет с момента трагедии на Чернобыльской АЭС. Для ликвидации ее последствий были мобилизованы более 600 тысяч человек, 12 из которых проживают на территории нашего района.

Одним из первых ликвидаторов был Владимир Викторович Кочкин. Совсем не ожидал он, будучи солдатом срочной службы, что придется работать практически в самом эпицентре аварии.

- В одну из ночей нас разбудили, приказав срочно явиться на аэродром, — рассказывает он. — Я, командир отделения, сразу же построил ребят. До Украины мы летели на самолете одиннадцать с половиной часов, и куда мы летим, не знали. Нас высадили в городе Белая Церковь, откуда на военных машинах мы добирались до самого Чернобыля. Приближаясь к нему с каждым километром, мы наблюдали, что людей становится все меньше. На границе с «зоной отчуждения», огражденной колючей проволокой, стояла вышка с часовыми. И тогда мы поняли, что в этом месте произошло что-то страшное...

С тяжелым сердцем вспоминает он огромные обезлюдевшие города:

- Заходишь в дом – а там вещи, посуда, все стоит так, как будто люди минуту назад были здесь. Хотя я приехал туда спустя пять месяцев после аварии. И осознание этого наводило ужас.

Владимир Николаевич Комков на ликвидацию последствий аварии был призван в 1989 году из Казахстана, где проживал в то время.

- Поездом мы ехали до Киева, где примкнули к комплексной экспедиции имени Курчатова, — рассказал он свою историю. — Дальше – Чернобыль. Кругом пустые дома без окон и дверей. Нас поселили в интернате, где когда-то проживали дети. И на следующее утро нас повезли прямо в эпицентр — на четвертый аварийный энергоблок, где шло сооружение объекта «Укрытие». Занимались строительством, а также уборкой стройматериала, который на грузовиках вывозили в могильник. Когда могильники заполнялись – их бетонировали. На работу едешь, кажется, сил полно, а как возвращаешься – усталость с ног валит, клонит в сон и еще в горле першит. Но все без исключения добросовестно выполняли свои обязанности, за спины никто не прятался. Возраст у нас был уже зрелый, дома ждали жены и дети. Получается, это был наш второй долг Родине после службы в армии.

Вот как вспоминает Александр Васильевич Барц о дне, когда по долгу службы Родине он последовал к месту трагедии:

- Работал я тогда на заводе стройматериалов города Ясиноватая, в цехе метлахских плиток. Был августовский день, пятница. Я отдыхал дома перед ночной сменой. И тут входит дочь и сообщает, что пришла повестка из военкомата. Я уже догадывался в тот момент, что мне «светит» Чернобыль… Из Донецка до Белой Церкви долетели самолетом, много там было бригад, и не сосчитать. И вот в течение полутора месяцев, остаток августа и весь сентябрь, мы переодевались в спецодежду и шли убирать мусор и обломки стройматериалов вокруг территории станции. На крыше, на мое счастье, не довелось побывать. Времени на работы давалось немного, пять-десять минут. Пробыл я там полтора месяца, хотя в повестке был обозначен срок в полгода. За это время у нашей бригады было двенадцать или тринадцать выездов в зону.

- В то время мы с женой жили в Узбекистане, воспитывали сыновей, работали, — вспоминает Алим Каримович Тынчеров, награжденный в 1998 году орденом Мужества. – Меня вызвали в военный комиссариат по повестке и сообщили, что собирается команда запасников для проведения военных сборов. Срочную службу я отслужил и тогда находился в запасе Советской Армии в звании младшего сержанта. Позже я узнал, что мы едем строить Славутич. Только в дороге я понял это в разговоре с другими ребятами. Но обсуждать это и сообщать родным не советовали, чтобы не возникало паники среди людей. Сборный поезд ехал к Зеленому Мысу и в дороге собирал все больше и больше бойцов, которые, наверное, так же, как и я не понимали, куда едем. Одно знали – так надо и это время выбрало нас. Нас разместили в казармах поселка Зеленый Мыс по 25-30 человек. Нам выдали одежду, дозиметры, которые мы носили на одежде. Кормили хорошо, но пить можно было только минеральную воду, которая была всегда в достатке. Получали небольшую сумму, как солдаты в армии, которой хватало только на то, чтобы купить средства личной гигиены, да подшивной материал. А вот жена получала деньги на содержание детей, пока я находился в зоне Чернобыля. Для меня этот срок ограничился немногим более трех месяцев. Но этого хватило, чтобы пошатнуть здоровье. Борьба с невидимым врагом дала о себе знать через год. А теперь болячки как снежный ком – с каждым годом все больше и больше. Получил инвалидность. Но надо жить дальше.

Николай Михайлович Ружицкий руководил командой ликвидаторов, которые занимались захоронением радиоактивного мусора. 19 выездов на станцию было у него, включая особенно сильно пораженные радиацией места.

- Взвод наш выполнял тыловое обеспечение всего полка продовольствием, спецодеждой, горюче-смазочными материалами, — поделился Николай Михайлович подробностями службы в Чернобыле. – Бани, столовая, вывоз отходов – все это было в нашем ведении. Восемь машин у нас было «грязных», то есть нельзя было выпускать их за тридцатикилометровую зону вокруг АЭС. Они доезжали до Лелева (это один из покинутых городов той зоны), и дальше уже люди пересаживались в «чистый» транспорт. И наоборот.

- До Чернобыля не знал я, что такое головные боли, давление, ломота в суставах, — говорит Николай Михайлович. – Уже задолго после отъезда оттуда я стал замечать эти проблемы. Хотя еще в молодости пять лет отслужил на БАМе, где высоко в горах очень разреженный воздух, кислорода не хватает, и работали при сорока пяти градусах мороза…

В разное время выполняли свой гражданский долг в Чернобыле Иван Николаевич Плотников, Игорь Владимирович Пригода, Анатолий Федорович Юрченко, Николай Михайлович Романюк, Василий Дмитриевич Гритченко. До самого последнего дня неизменно были рядом со своими мужьями вдовы чернобыльцев — Людмила Ивановна Доценко, Елизавета Григорьевна Назарова, Любовь Владимировна Краснокутская и Любовь Ивановна Плотникова.

Реабилитацию чернобыльцы проходят ежегодно в госпитале, следуют указаниям врачей и не унывают.

- Многие из нас нашли товарищей в Марьяновском районе, листая книгу «Чернобыльский крест», — говорит координатор Омской региональной общественной организации инвалидов «Союз Чернобыль» в Марьяновском районе Владимир Николаевич Комков. – И все время стараемся поддерживать друг друга, дружим семьями. Здоровье с каждым годом лучше не становится, ведь лучевая болезнь постоянно дает о себе знать, отражаясь на иммунитете. Поэтому главное для каждого из нас сегодня – дорожить каждым днем, проведенным с семьей, с детьми, внуками. Нужно ценить каждый прожитый день, вести здоровый образ жизни, беречь природу и своих близких.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

5