Меню
12+

Сетевое издание "gazeta-avangard.ru"

28.10.2020 09:46 Среда
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 43 от 30.10.2020 г.

Его задача выполнена с честью

Автор: Геннадий ТАРАСОВ.

Марьяновская организация Союза писателей России выпустила в свет сборник творческих посвящений замечательному поэту и художнику Аркадию Павловичу Кутилову, приуроченный к его 80-летию. Авторы, представленные в этом издании, в большинстве своем, люди, для которых поэзия — «способ самовыраженья», говоря сло­вами Кутилова. В данном же случае авторы выступили не только как поэты, но и как вдумчивые читатели-поклонники. Из этого сборника ясно, что давно идет ответная реакция на его творчество: возникает энергия для работы души, сердца, ума, облекаются в плоть — в слова — новые мысли, чувства, эмоции... Перекинут еще один своеобраз­ный мостик от малоизвестности — к широкой популярности кутиловского наследия. В сборник вошли произведения двадцатилетней давности и более ранние, но это делает только богаче палитру поэтических красок, собранных для юбилейного букета Аркадию Кутилову. Предлагаем вниманию читателей статью Геннадия Тарасова, вошедшую в данный сборник.

В мое время — уточняю: доперестроечное — лучшим подар­ком считалась книга. Для меня и в нынешние времена это понятие остается в силе, если речь заходит о книге стихов А. Кутилова. Так в моей личной библиотеке и появился его поэтический сборник «Провинциальная пристань» (1990). С той поры, а минуло три де­сятка лет, я «дружу» с Аркадием Кутиловым — читаю и перечиты­ваю его замечательные творения.

Сейчас в моем распоряжении — целое книжное богатство из творческого наследия нашего великого земляка: «Скелет звез­ды» (1998), «Город кенгуру» (2005) — составитель Марк Мудрик, «Я — Магнит!» (2010) — рукописная книга неизданных стихов, под­готовленная к печати В. К. Ястребовым. Есть в моей библиотеке и книги, выпущенные в с. Колосовка Омской области, «Тема для песни» и «Рассказы колхозника Барабанова». Совсем недавно на моей книжной полке появилось еще одно издание — «Памятник моей усталости» (2017), вышедшее при поддержке фонда «Духов­ное наследие».

Как только появляется новое имя, сразу в читательской сре­де начинается подбор сходства автора с кем-либо из классиков. На кого похож, кому подражает, у кого учился? Искали аналог и Кутилову. Одного примерят, другого... Нет, не подходит! Именно этой своей «нинакогонепохожестью» он поразил и меня. Чем вни­мательнее я вчитывался в кутиловские строки, тем тверже укре­плялась мнение: предо мной — гений!

Как показывает история русской литературы, многим гениальным художникам слова пришлось на своем пути преодо­левать мучительные преграды. Их творчество не замечали, замал­чивали, не признавали, вплоть до запрета на издание книг. Долгие годы гнет запрета на издание терзал душу Анне Ахматовой. Что значит немилость властей — в полной мере изведала на себе Мари­на Цветаева. Но гениальность не была бы таковой, не обладай она даром предвидения. Тут можно привести целый ряд убедительных примеров. Сначала взглянем на самую значительную величину русской поэзии — Александра Сергеевича Пушкина:

Я памятник воздвиг себе нерукотворный,

К нему не зарастет народная тропа...

Исполнились вещие слова уверенного в себе Сергея Есенина:

Текли мечтания в тайной тишине,

Что буду я известным и богатым,

И будет памятник стоять в Рязани мне...

И у Марины Цветаевой не было сомнения, что ее литератур­ный труд не канет в Лету:

Моим стихам, как драгоценным винам,

Настанет свой черед.

Изолированная от читателей, не раз приговоренная к «граж­данской смерти», Анна Ахматова написала такие провидческие строки:

Ржавеет золото и истлевает сталь,

Крошится мрамор — к смерти все готово.

Всего прочнее на земле печаль

И долговечней — царственное слово.

Вернемся к поэту Аркадию Кутилову, поскольку книга о нем. Среди его стихов, есть особое, ставшее пророческим:

Стихи мои, грехи мои святые,

Плодливые, как гибельный микроб...

Почуяв смерти признаки простые,

Я для стихов собью особый гроб.

И сей сундук учтиво и галантно

Потомок мой достанет из земли...

И вдруг — сквозь жесть и холод эсперанто -

Потомку в сердце грянут журавли!

И дрогнет мир от этой чистой песни,

И дрогну я в своем покойном сне...

Моя задача выполнена с честью:

Потомок плачет.

Может, обо мне...

Еще при жизни поэта на «неизвестного» Кутилова обратили внимание мастера поэзии — Александр Твардовский и Евгений Ев­тушенко, сейчас же известность о нем шагнула далеко за пределы России. В родном Кутилову Омске при жизни — к сожалению — он был не признан, не издан, не оценен, собратья по перу старались не замечать яркий и самобытный талант с чистым и своеобразным поэтическим голосом. Причина — крамольные стихи, «выставки» картин и рисунков в центре города; «глумление» над советским паспортом, страницы которого поэт исписал стихами. Режущий правду-матку в глаза, Кутилов вызывал гнев у местных влас­тей. Тут уж не до книг — на газетную полосу не попадешь!

А если бы и позволили, то в стихах должно было бы в обязательном поряд­ке колыхнуться красное знамя или должен протрубить пионер­ский горн. Существующие при жизни Кутилова райкомы, горко­мы, обкомы партии держали под своим пристальным вниманием и творческие коллективы, и газетных работников, и писательскую интеллигенцию. Они и решали, что нужно советскому человеку, а чего — нельзя, что — можно, а чего — нет.

Такой вариант не для Кутилова. Он его горбил или ставил на колени. Кутилов же при всех обстоятельствах держался прямо, не позволяя даже малейшего прогиба перед системой. Поэт не дожил до горбачевского «плюрализма мнений», и когда я слышу шумли­вые голоса субъектов из пишущей братии, заявляющих: «Мы тоже не молчали и обошлись — без решетки и психушки...». Эти «смель­чаки» мне напоминают тореадоров, вонзающих пики в быка с от­пиленными рогами или пинающих мертвого льва.

Не все, кто открыл для себя Кутилова, одобрительно отно­сятся к его стихам пацифистской направленности. Кто-то видит в этом нечто недоброе, а следовательно, призыв ни в коем случае не брать в руки оружие. Кто думает так, явно, на мой взгляд, оши­бается. На самом деле поэт и от воинской службы не уклонялся, и не отвергал факта защиты Отечества с оружием. Вот выпи­санные мной слова из «Воинской присяги»: «...Я всегда готов по приказу Советского правительства выступить на защиту моей Родины — Союза Советских Социалистических Республик и, как воин Вооруженных сил, я клянусь защищать ее мужественно, умело, с достоинством и чес­тью, не щадя своей крови и самой жизни...». Кутилов произносил их не по принуждению. Патрио­тические стихи у Кутилова не бросаются в глаза, они не громки. В стихотворении «Послевоенное лето» читаем:

мужики

Сжимают косы,

как винтовки.

Им еще

без гимнастерок

так неловко!

Поэт мог бы сказать «держат косы», но слово «сжимают» здесь не случайно. В нем слышится и твердость духа, и стремление немедленно вступить в бой, и родную для солдата одежду — гимнастерку они вспоминают добрым словом. Завершает он свое стихотворение фразой, возвышающей подвиг бойцов:

Гуси Рим спасли.

Орлы спасли Россию!

Не менее значимы в этом же ряду и такие строки:

У стога

протезы стоят без дел.

Дед Кутилов спит и во сне вспотел.

Наверно, атака — в стотысячный раз.

В мозг ударяет железный лязг.

Танки... Гранату — дальше...

Секунда — и грянет гром...

Да нет — то Кутилов младший

в колодце гремит ведром.

Сейчас достаточно источников, где можно получить полную информацию и о том времени, и о биографических фактах поэта. А некоторые сведения внимательные читатели увидят и в данном издании.

Вышедшие в свет сборники произведений Аркадия Кутилова до сих пор являются дефицитом, их не сыщешь на полках книж­ных магазинов. И может случиться так (чему мы будем чрезвычай­но рады), что о поэте Аркадии Кутилове читатели впервые узнают именно из нашей книги.

Мне, с моими коллегами по литературному объединению, существующему в Марьяновском районе более сорока лет, по­счастливилось (благодаря нашему нас­тойчивому желанию и стрем­лению) побывать в селе Бражниково. Да и не один раз. Мы любо­вались окрестностями села, простотой деревенского уклада его жителей, дышали воздухом, которым дышал Аркадий Павлович, принимали участие в литературных мероприятиях, посвященных его творчеству. Довелось и нам окунуть ладони в речку Ошу и реч­ку Яченку, пройтись по скрипучему мостику, по которому Аркаша в детстве бегал в школу, а в юности ходил на свидание к любимой, о чем рассказывал в своих стихах. Самые приятные впечатления остались у нас от встреч с сельчанами, добрыми и словоохотливы­ми людьми, они помнят и гордятся своим знаменитым земляком, свято берегут все, что связано с его именем. На месте, где распо­лагалась усадьба Кутиловых, установлена памятная табличка, вся территория — в обрамлении молодых берез. Побывали и на сель­ском погосте, на месте захоронения матери поэ­та — Марии Васи­льевны и деда — Василия Евстафьевича Котлярова, служившего еще в царские времена на морском флоте, за что прозвали его в деревне «дед матрос». Стараниями энтузиастов в Бражниково в 2006 г. от­крыт музей памяти А. Кутилова, проводятся кутиловские чтения.

Замечу, что и гениям свойственно ошибаться. Приятную «ошибку» допустил и Аркадий Кутилов, сказав:

И сей сундук учтиво и галантно

Потомок мой достанет из земли...

Современники поэта, знающие цену творениям Кутилова, не стали ждать, когда это за них сделают потомки: «сундук» уже под­нят! И чистая кутиловская поэзия коснулась всякого живого сердца.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

3