Меню
12+

Сетевое издание "gazeta-avangard.ru"

05.05.2015 11:07 Вторник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 17 от 06.05.2015 г.

Малая толика Победы или Как омские ребята фронту помогли

Автор: Елена ВЛАДИМИРОВА.
Источник: По материалам районного историко-художественного краеведческого музея, газет «Омская правда» и «Аргументы и факты»

Танк "Малютка".

В начале войны из Смоленской области вместе с матерью Полиной Терентьевной  эвакуировалась Ада Занегина – дочь офицера-фронтовика. Жилье они получили в Усовке. Мать стала работать в Марьяновской железнодорожной больнице. Как-то раз Ада узнала, что у мамы на работе собирают деньги на танк, и решила отдать на это дело свои сбережения, накопленные на покупку куклы.

И вот в 1942 году многие газеты вслед за «Омской правдой» напечатали такое письмо:

«Я Ада Занегина. Мне 6 лет, пишу по-печатному. Гитлер выгнал меня из города Сычевка Смоленской области. Я хочу домой. Маленькая я, а знаю, что надо разбить Гитлера и тогда поедем домой. Мама отдала деньги на танк. Я собрала на куклу 122 рубля 25 копеек. А теперь отдаю их на танк. Дорогой дядя редактор! Напишите в своей газете всем детям, чтобы они тоже свои деньги отдали на танк. И назовем его «Малютка». Когда наш танк разобьет Гитлера, мы поедем домой.

Ада. Моя мама врач, а папа танкист».

Танк для папы

Потом на страницах газеты появилось письмо шестилетнего Алика Солодова: «Я хочу вернуться в Киев, — писал Алик, — и вношу собранные на сапоги деньги – 135 рублей 56 копеек – на строительство танка «Малютка».

«Мама хотела купить мне новое пальто и накопила 150 рублей. Я поношу старое пальтишко», — писала Тамара Лоскутова.

 «Дорогая незнакомая девочка Ада! – обращалась в своем письме Таня Чистякова. — Мне только пять лет, а я уже год жила без мамы. Я очень хочу домой, потому с радостью даю деньги на постройку нашего танка. Скорей бы наш танк разбил врага».

Шура Хоменко из Ишима: «Мне рассказали о письме Ады Занегиной, и я внес все свои сбережения – 100 рублей – и сдал на 400 рублей облигаций на постройку танка «Малютка». Мой товарищ Витя Тынянов вносит 20 рублей. Пусть наши папы громят фашистов танками, построенными на наши сбережения».

Эти письма читала Аде вслух мама. А однажды письмо прислал двадцатилетний солдатик, раненный подо Ржевом. Из госпиталя он писал о том, что письмо Ады Занегиной вдохнуло в него, обездвиженного, с перебитым позвоночником, жаждущего только скорейшего избавления от мук, новую жизнь – и вот он уже идет на поправку…

В областном отделении Госбанка был открыт счет № 350035. Дети – дошкольники, учащиеся школ города и области начали сбор средств на танк «Малютка». Деньги поступали почти ежедневно – рубли, даже мелочь, что была в ребячьих кошельках. Дети детского сада совхоза Ново-Уральский Таврического района подготовили концерт и перечислили заработанные 20 рублей в Госбанк.

Ежедневно «Омская правда» помещала письма детей, отдавших свои «кукольные» сбережения на танк «Малютка». Руководители Омского гороно послали телеграмму Верховному главнокомандующему: «Дети-дошкольники, желая помочь героической Красной Армии окончательно разгромить и уничтожить врага, деньги, собранные ими на игрушки, куклы… отдают на строительство танка и просят назвать его «Малютка». Под грифом «Высшая правительственная» пришла ответная телеграмма: «Прошу передать дошкольникам Омска, собравшим 160886 рублей на строительство танка «Малютка» мой горячий привет и благодарность Красной Армии».

Танкист Катя

Ада мечтала, что на танке «Малютка» будет воевать ее отец – танкист. Но механиком-водителем его стала 22-летняя Екатерина Петлюк, старший сержант 56-й танковой бригады, за месяц переучившаяся в мехвода из пилота Одесского аэроклуба Осоавиахима, сдав все экзамены на «отлично». В первый бой она повела «Малютку» под Сталинградом в ноябре 1942 года в районе Калача-на-Дону, между совхозом «X лет Октября» и МТФ-2. Связная «Малютка», командиром которой был старший сержант Козюра, юрко проскакивала сквозь черные фонтаны разрывов, подкатывала к командирским машинам, брала приказы, мчалась в подразделения, передавала эти приказы, подвозила ремонтников к подбитым танкам, доставляла боеприпасы, вывозила раненых.

В декабре бригада была расформирована, и «Малютка» с новым экипажем (командиром танка стал младший лейтенант Иван Губанов, водителем осталась Катя, а больше в Т-60 никого и не было) попадает в 90-ю танковую бригаду. После завершения боев в Сталинграде танк вместе с механиком-водителем был передан в 91-ю отдельную танковую бригаду полковника И. И. Якубовского.

За мужество и героизм в боях за Сталинград Катя Петлюк получила медаль «за оборону Сталинграда» и орден Красной Звезды. У нее отморожены были не только руки, но и лицо, и ноги. Коммунисты избрали Катю парторгом роты (комсомольскую активистку Петлюк приняли в партию 17 января 1943 года). Бригада в марте 1943 года была переименована в гвардейскую и в августе влилась в состав сформированного 7-го мехкорпуса.

В горниле Курской битвы летом 1943 года Екатерине Петлюк с «Малюткой» пришлось расстаться и пересесть на Т-70, взяв на память с разбитого танка танковые часы, которые сейчас экспонируются в Музее обороны Сталинграда, и имя Малютка, которым ласково называли с тех пор Катю (сама она была ростом в 151 см). Так называли Екатерину Алексеевну и ветераны-однополчане седьмого мехкорпуса из Одесской группы.

В тяжелых боях с октября 1942 по февраль 1944 «гвардии Катя» заслужила три ордена и 12 медалей. Была комиссована по ранениям. В 1945 году гарнизонная военно-медицинская комиссия вынесла безжалостный приговор: инвалид второй группы.

Екатерина Петлюк становится инструктором военного обучения в Одессе. Вскоре ее избирают депутатом райсовета. Она заочно заканчивает юридический факультет университета.

Две хозяйки танка

Обо всем этом Ада узнала много-много лет спустя. Она забыла и не вспоминала о «Малютке». Но однажды Аду Занегину пригласили в Омск на празднование 30-летия Победы.

В 1975 году школьник из клуба «Искатель» омского Дворца пионеров Володя Яшин в старой подшивке «Омской правды» обнаружил письмо Ады Занегиной из далекого сорок второго года. Ребят взволновало это письмо. Они начали поиск той девочки, которая положила начало сбору средств на постройку танка «Малютка». И 19 мая того же года в Омске впервые встретились две хозяйки танка «Малютка». Адель Александровна Занегина, врач-окулист из подмосковной Электростали, и Екатерина Алексеевна Петлюк, заведующая бюро ЗАГС Ленинского района Одессы. Когда в коридоре омской гостиницы их представили друг другу, Ада обомлела, ведь в телеграмме значилось, что  будет присутствовать механик-водитель «Малютки», некий Е. А. Петлюк, а перед ней оказалась маленькая, седая женщина-депутат в строгом английском костюме.

«Две хозяйки танка» — так называли Адель и Екатерину везде, куда бы они ни приехали со своей историей. Оказалось, что отец Ады, танкист, тоже воевал на Орлово-Курской дуге. Там и погиб. Потом они побывали в Смоленске, на родине Ады.

Передовая колонна «Малютки»

После встречи с ними учащиеся вторых классов средней школы №2 города Смоленска решили: «Наш фронт – на хлебном поле!». Ребята стали собирать металлолом, макулатуру, лекарственные растения, чтобы на вырученные деньги построить трактор «Малютка» и вручить его лучшей трактористке области. Призыв смоленских октябрят подхватили пионеры всей области, и уже через год в Смоленске у Кургана Бессмертия выстроились пятнадцать мощных «МТЗ-80». На каждом тракторе – латунные буквы: «Малютка». Эти трактора построили комсомольцы Минского тракторного завода в дни субботников.

На следующий год смоленские школьники собрали деньги на четырнадцать тракторов, затем еще на двадцать один. Откликнулись на патриотический призыв сверстников и ребята из Омской области. Харьковские школьники решили построить сто двадцать тракторов и пополнить ими колонну «Малютки».

Провожая в путь передовую тракторную колонну, Екатерина Алексеевна Петлюк говорила ребятам:

- Я никогда не забуду сегодняшний день. Я еще раз глубоко почувствовала: не зря сражались мы за каждую пядь земли, не зря поливали ее своей кровью. Мы посеяли добрые семена, и сейчас всходы радуют наш глаз. Сегодня над нами мирное небо и дети собирают металлолом на трактора.

Волна, поднятая когда-то в войну девочкой Адой, прошла и по Омску: в городе стал колесить построенный на народные деньги троллейбус «Малютка», а по Электростали, куда уехала жить уже взрослая Ада Занегина, — автобус с этим именем.

Катя Петлюк, та, что прошла всю войну, умерла от рака. Адели Александровне Воронец сейчас почти восемьдесят лет. На заслуженный отдых она вышла недавно, даже после семидесяти еще трудилась врачом в медсанчасти завода «Электросталь» в Подмосковье. В Омске ей удалось побывать трижды, первый раз – вместе с мамой Полиной Терентьевной. Им оказали теплый прием и в Омске, и в Марьяновке. До сих пор она бережно хранит письма из сороковых годов и говорит: «Мне отрадно, что в Победе есть и моя малая толика».

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

849