Меню
12+

Сетевое издание "gazeta-avangard.ru"

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 23 от 18.06.2021 г.

И уходили герои на войну…

Автор: Михаил Саньков, краевед.

Марьяновская молодежь перед отправкой на фронт, 1941 г.

В первой половине 20-го века наша страна пережила четыре больших войны: Русско-Японскую (1904–1906 гг.), Первую мировую (1914–1918 гг.), Гражданскую (1918–1922 гг.), Великую Отечественную войну (1941–1945 гг.).

Например, наш земляк Дмитрий Михайлович Карбышев, окончивший в 1898 году Сибирский (Омский) кадетский корпус, участвовал во всех названных войнах. В этот период Советскому Союзу, в промежутках между крупными, пришлось вести малые войны: конфликты на КВЖД, на озере Хасан, на реке Халхин-Гол, Советско-Финскую войну, борьбу с басмачеством... И это на протяжении всего лишь периода с 1904-го по 1945 годы.

Самой кровавой и беспощадной была Великая Отечественная война, восьмидесятая годовщина со дня начала которой приходится на 22 июня 2021 года. Как это было, рассмотрим на примерах Саргатского и Марьяновского районов, потому, что я родом из первого, но последние 45 лет мы живем в Марьяновке. Краеведческие материалы по истории этих районов начал собирать полвека назад, тогда были живы многие свидетели военного времени. Кроме того, марьяновцы и саргатчане часто сражались и погибали вместе. Галина Михайловна Шлевко, детство которой прошло в Марьяновке, автор книги «Ради жизни на земле» об омичах Героях Советского Союза писала, что сформированная в Омске 364-я стрелковая дивизия с 23.03.1942 года вела бои на подступах к Ленинграду. У деревни Великое Село «…фашисты занимали очень выгодный рубеж на высоте, не раз переходившей из рук в руки…». В критическую минуту, когда погиб расчет, …старший лейтенант Товстухо бросился к пулемету и в упор стал расстреливать лезущих на высоту гитлеровцев». Под Великим Селом погибли 20 саргатчан. А еще, только за один день 27 марта 1942 года, здесь погибли 17 марьяновцев, все они — бойцы и командиры из 1212-го полка 364-й дивизии. Цифры эти взяты мной из «Книги памяти» (тома 4-й и 7-й).

О нападении фашистской Германии на СССР наш народ узнал лишь днем. Воскресенье 22 июня 1941 года выдалось солнечным. В Омском парке культуры и отдыха начался сабантуй — празднование по случаю окончания весенне-полевых работ. Конноспортивные состязания (джигитовка, рубка лозы, конкур) подходили к концу, когда ответственному за эту часть программы П. Нетупаеву приказали освободить судейскую трибуну, а вскоре с нее к собравшимся обратился Первый секретарь обкома ВКП(б) М. А. Кудинов, сообщивший о начале войны («Омская правда», 11 окт. 1981 г. «В парке 22 июня»).

Наши родители, тогда молодожены, баженовские учителя (Саргатский район) Иван Иванович и Евгения Михайловна Саньковы после окончания учебного года решили навестить мать Евгении, тоже учительницу, работавшую в Знаменском районе. В Омске на речном вокзале (был, где ныне стадион «Динамо») заранее купили билеты на пароход. 22 июня они находились на улице Ярославского в доме отцовой сестры, когда прибежала соседка: «Идите скорее слушать радио». В. М. Молотов объявил о начале войны с Германией. На речном вокзале снова передавали речь Молотова и потребовали, чтоб все отпускники прибыли к местам работы. Билеты на пароходы уже не продавали, им вернули деньги, и наши будущие родители возвратились в Баженово.

В тот день заведующий Саргатским районным отделением народного образования Василий Федорович Страхов только что пришел домой после праздничного торжества по случаю окончания учебного года, как прибежала техничка из райкома партии и передала распоряжение срочно идти на митинг. Народ собрался возле клуба, бывшей церкви, где в наши дни базар и деревянная часовенка. Выступавших было много. Уже 23 июня в Саргатку начали прибывать призывники. В деревянной средней школе, находившейся на углу улиц Октябрьская и Товстухо, устроили призывной пункт, работала медкомиссия. На школьной территории и на месте, где ныне мемориал, посвященный войне, скопилось множество телег с провожающими. Здесь уходившие на войну прощались с близкими. Призывников забирали из окрестных селений. По длинной улице деревни Михайловка, включив гудок, медленно ехал грузовик. Современница вспоминала: «Все прощаются, ревут, кто-то потерялся, ищет в толпе своих, стон стоял над деревней, до сих пор он у меня в ушах».

22 июня Михаил Клименко, шофер племенного хозяйства «Овцевод» Марьяновского района, с утра возил главного инженера Маркова на вторую ферму в Охровку и, возвратившись на центральную усадьбу, удивился, что на улице мало людей. Ему сказали: «Началась война и на Красной площади (была такая в «Овцеводе») идет митинг». С кузова грузовика обращалось к собравшимся совхозное начальство, особенно запомнилось эмоциональное выступление первого марьяновского комбайнера Петра Панычева (политрук Панычев умер от ран). Женщины плакали, предчувствовали их сердца грядущие несчастья. Мужчины хмурились, некоторые из них были участниками предыдущей войны с Германией.

Молодежь Марьяновки воскресный день 22 июня 1941 года планировала провести на природе. Заведующий партийным учетом Иван Панюков предложил сослуживцам идти в лес под Курганку. Девушки Мария Коваль, Александра Суляева, Екатерина Селезнева приготовили сумки с провизией, патефон с пластинками, но из редакции прибежал наборщик и сказал, что началась война (командир роты, старший лейтенант Панюков погиб в 1944 году, Александру Суляеву убили бандеровцы).

«Мы не поверили, — вспоминала Селезнева, — побежали в райком, но там уже толпился народ. Коммунисты, комсомольцы пришли сами. Всем распоряжался Первый секретарь райкома партии Николай Васильевич Ганичев». Его сын Валерий, бывший председатель Союза писателей России, выступая перед марьяновцами в библиотеке, вспоминал, что на отца внезапно свалилиось множество неотложных дел: мобилизация, огромное количество эвакуированных и спецпереселенцев. В конце 1941-го года Марьяновка приняла летчиков и оборудование Таганрогской авиа­школы, на базе которой был создан учебный полк, готовивший военных летчиков.

В армию призывали людей разных возрастов — от родившихся в конце 19-го века до призывников 1927 года в конце войны. Отправляли их со станции Мариановка. П. А. Коледа рассказывала: «Помню, как провожали мужа сестры Александра Петрова (погиб во время бомбежки их эшелона). Товарный поезд стоял на втором пути, двери вагонов со стороны Марьяновского вокзала были закрыты. Призванных построили за вагонами, кругом оцепление, нас близко не подпускали, а мы хотели передать хлеб, носки, платочки. Потом наших мужчин посадили в вагоны, и поезд тронулся. Тогда они быстро открыли двери с другой стороны и, помню, машут, машут нам руками, а мы им в ответ. Так они и уехали, многие навсегда…». Всего из Марьяновского района были призваны в армию 6844 человека. На ноябрь 1993 года, в ходе работы над Книгой Памяти, установлено, что 2452 из них погибли, но цифры эти не окончательные. Анастасия Павшенко проводила на войну всех шестерых сыновей, вернулся лишь Егор Сергеевич. Погибли его братья Павел, Семен, Петр, Григорий, Иван и его сын Ваня.

От Саргатского района железная дорога далеко, зато судоходный тогда Иртыш рядом. Мать Героя Советского Союза Николая Худенко когда-то рассказывала, что в августе 1942 года она проводила сына на войну, в тот день шел дождь, а призванные из Преображеновки ребята, сложив котомки на телегу, пошли на пристань. На войне бронебойщик Худенко отличился при форсировании Днепра, уничтожив несколько огневых точек противника. В октябре 1943 года сержант Худенко в бою за село Куцеволовка подбивал из противотанкового ружья танки и огневые точки врага. Свой последний танк он поразил в гусеницу, но посланный из подбитого танка снаряд разорвался в его окопе. Коля Худенко погиб, не дожив до двадцати лет. В Саргатском и Омске его именем названы улицы.

Наши земляки сражались храбро. Именно прибывшие с востока страны сибирские дивизии отбросили врага от стен Москвы в конце 1941 года, — это была первая крупная победа Красной Армии. Омичи обороняли Ленинград, упомянутой выше 364-ой дивизии приказом Сталина было присвоено почетное звание «Тосненская» за освобождение одноименного города. Омск и область приняли тысячи эвакуированных. В селах Степное, поселке Марьяновский («Овцевод») были детские дома ленинградских ребятишек. Омск и Ленинград называли породненными городами. А поэтому не случайно и первый автомобильный мост через Иртыш, открытый в нашем городе в 1959 году, назван Ленинградским, как и прилегающая к нему площадь.

Москва, Ленинград выстояли, враг был разбит на всех фронтах. Большой вклад в Победу внесли сибиряки. Маршал Советского Союза Р. Я. Малиновский говорил, что мало на свете таких стойких воинов как Сибиряки, поэтому рука сама выводит это слово с большой буквы. Родион Яковлевич знал, что говорил, он — участник 1-й Мировой войны. В Гражданскую, под Омском, вступил в Красную Армию, воевал с колчаковцами, после войны служил министром обороны СССР.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

3