Меню
12+

Сетевое издание "gazeta-avangard.ru"

18.11.2020 09:41 Среда
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 46 от 20.11.2020 г.

По душе и сердцу

Автор: Геннадий ТАРАСОВ.

Героя данного материала обделенным вниманием не назовешь. Дважды его портрет украшал районную Доску Почета, отмечен он и массой Почетных грамот и Благодарственных писем. Биография водителя автобуса ООО Апресс «Марьяновское» Николая Анатольевича Егорова изобилует многими яркими моментами. Один стаж впечатляет: более 40 лет (!) за рулем. А за ними тысячи километров дорог, чаще всего тряских, а порой и непролазных…

Прежде чем встретиться с Николаем Анатольевичем Егоровым, я успел поговорить о нем с двумя людьми. Первой стала билетный кассир Наталья Ивановна Шилова. Продолжительного разговора не получилось. Пассажиры то и дело оттесняли меня от окна кассы. Но это емкое брошенное наспех: «работает на совесть» мне сказало о многом. Дальше фразу, произнесенную кассиром, более широко развернул механик гаража, Алексей Иванович Беляков.

По слухам я знал, что механик на похвалу скуп. Да его, как говорят, не обойдешь и не объедешь, самый близкий над водителем начальник. Без подписи механиком путевки и за ворота не выпустят. В гараже даже шутка ходит: «Нюх у нашего механика, как у таможенной сыскной. Болтик только думает где-то ослабиться, а он уже носом учуял».

- О Егорове я скажу так, — отозвался на мой вопрос Беляков. — И человек он золотой, и специалист отменный. Когда он отправляется в рейс, я спокоен: руль в надежных руках.

Алексей Иванович подсказал где и по каким приметам я могу отыскать Егорова:

- Ждите на автовокзале. Прибудет автобус с изображенным голубем на кузове, подходите смело, не ошибетесь. Сегодня у него в 13 часов маршрут на Степное.

Задумавшись, я проследил момент прибытия. Подняться с сиденья и выглянуть в окно меня заставил громкий выкрик одной из пассажирок: «Вот и наш голубок прилетел!» Догадался: сельчане так поэтично окрестили автобус Егорова.

Спешу, в моем распоряжении полчаса. Выслушав залпом выданные мной вопросы, Егоров начал отвечать с шутки:

- Мои друзья мне говорили: «Тебе, наверное, Коля, при рождении акушерка вместо бирочки «мальчик» к руке привязала бирочку «шофер». Это они издевались над моей влюб­ленностью в профессию.

Перейдя на серьезный лад продолжил:

- Шофером я себя почувствовал сразу, с первых занятий. Ждал с нетерпением окончания учебы. С восемнадцати лет стал самостоятельно управлять автомобилем.

Стать-то шофером Николай стал. Но для этого нужно было преодолеть сопротивление отца. Анатолий Яковлевич, наглядевшись на дорожные аварии, с опаской относился к выбранной сыном профессии.

- Страшно мне за тебя, Коля, — убеждая отказаться от мысли стать шофером, говорил отец. — Ты погляди, что делается. Почти каждый день несколько смертей!

- Волков бояться, в лес не ходить, — парировал наступление отца Николай. — Сам-то ты электрик! Твоя специальность не менее опасная. А ты вот до сих пор здравствуешь.

- Да, опасная, — соглашался отец. — Но различие все же есть: я могу погибнуть в результате собственной халатности. А у шоферов как? Будь ты самый осторожный, четко выполняй дорожные правила, найдется, кто на тебя наедет. Лучше ты по душе найди техникум, получи хорошую специальность и работай себе в удовольствие. Или боишься на экзаменах провалиться?

Отцовское «провалиться» больно хлестнуло по самолюбию Николая. И он решил доказать обратное. Сдал успешно экзамены в транспортный техникум. Отец, конечно, остался доволен, считая дело улаженным. Не знал главного, что перед тем, как уехать на сдачу экзаменов, Николай подал заявление об устройстве на работу в автохозяйство, где уже работал и его друг-одноклассник Владимир Цильке.

Друзья, сидевшие в школе за одной партой, дальше работающие в одной организации, очень надеялись, что и воинскую службу будут нести в одной части. Но получилось по иному: Владимира отправили в Бурятию, Николая увезли в Харьков. Служить предстояло в учебном подразделении связи, готовившего специалистов для службы за границей. Стань он связистом, пришлось бы расстаться с шоферской профессией, чего очень не желал.

Командир части, пойдя навстречу, оставил Николая в транспортном отряде.

- За рубеж не попал, — делится воспоминаниями о буднях воинской службы Николай Анатольевич. — Зато Украину вдоль и поперек объездил. Что только не перебывало в кузове машины за время полугодовой командировки. Возил и корма, и свеклу, яблоки и помидоры, картофель… Приятно вспомнить, с каким уважением к нам относилось сельское население. И молочком угостят, и сметанкой. А сейчас? Горько подумать! Врагами стали…

Более тысячи тонн груза перевез рядовой Егоров. Награду завидную получил: Почетную грамоту и именные наручные часы.

Благодатный край Украина: и солнечный, и яблочный. Руководители хозяйств остались довольны солдатской помощью. Приглашали после службы армейской остаться работать. Соблазняли машинами новыми, квартирами. Девчата-красавицы завлекали.

Николай не поддался соблазну. Марьяновке он не изменял даже в мыслях. К тому же знал: в гараже его ждут. Вернулся. Приняли, как родного. Для начала ГАЗик вручили.

Новые машины в автохозяйстве дают по заслугам. Кто небрежно относится к технике, того удел всю жизнь «кататься на старье».

На долю Николая Анатольевича Егорова пришлось целых два новых КамАЗа. Первый — бортовой.

- Километры, пройденные на этой машине, сейчас я и подсчитать не смогу. Послужил он мне надежно, верой и правдой, — отзывается о машине, как о человеке, Егоров. — И по асфальту — стрелой, и по грязи непролазной — «ползком». Помотались и по Омской области, и далеко за ее пределами. Нигде не завязли, возвращались своим ходом, не на буксире.

О втором КамАЗе Николая Анатольевича скажу особо: он меня заставил поверить, что и у машин, как и у человека, есть своя судьба. Причину так подумать объясню дальше. Сначала передам слова, произнесенные Николаем Анатольевичем. Слова, заставившие мое сердце сладко екнуть:

«Получил самосвал, красавец вишневого цвета…»

Эпитет «красавец» он произнес с такой чувственностью, словно жокей, описывающий достоинства своего любимого скакуна.

Дальше страшная ночь пожара. Она и сейчас не забыта жильцами нашего дома, расположенного в мет­рах двухстах от горевшего гаража.

Пугающе трещал разлетающийся по сторонам шифер. Мы больше всего боялись взрывов бензобаков. Пожар погубил много техники. Как чудо, остался невредим КамАЗ Николая Анатольевича. Словно предчувствуя беду, Егоров машину на ночь оставил на улице. Он на ней проработал еще долгие годы, годы самые непростые, когда пришлось оставшейся после пожара техникой, сколотив бригаду водителей, податься на заработки на север Тюменской области вахтовым методом.

Шоферская доля в условиях севера не из простых: зимой мороз непомерный донимает. Летом лишают спокойного житья кровососы всех мастей. В воздухе недостаток кислорода.

Ценность северного края — нефть. Чтобы достать ее из недр, требуется выполнить огромный объем подготовительных работ. К месту, где будет установлена буровая вышка, по болоту из бревен и песка необходимо проложить дорогу, обустроить площадку под буровую. Для этого надобно доставить несметное количество кубометров песка.

На севере нет ссылки на погоду. Над всем главенствует лозунг: «Даешь Родине нефть!» Для Николая Анатольевича это значило держать волю в руках, а автомобиль в исправности.

Лиха, за десять отданных лет северу, хватил в достатке. Зимой, лежа под самосвалом с гаечным ключом, можно сказать, собственной спиной измерил температуру вечной мерзлоты. Летом, затея ремонт под автомобилем, ощущение будто находишься в мешке, наполненном мошками и нет тебе от них защиты.

Пока Николай Анатольевич находился на вахте, заботы по дому ложились на плечи жены, Светланы Анатольевны. Учила в школе детей, да за своими двумя ухаживала, Ольгой и Владимиром. На судьбу особо не роптали. С трудностями справлялись совместно. Деньги, зарабатываемые на Севере, являлись важным семейным подспорьем.

Портрет Николая Анатольевича, на мой взгляд, будет неполным, если не добавить в него несколько штрихов из человеческих качеств. На первое место выйдет сочувствие. В подтверждение приведу два эпизода.

Марьяновка. Компания друзей празднует Новый год. Выйдя на улицу дыхнуть свежим воздухом, Николай услышал чей-то стон, доносящийся из посадки невдалеке. Друг убеждает: «Это скулит собака!». Николай стоит на своем. Через сугробы, утопая по пояс в снегу, идет и находит там замерзающую девушку. На ней легкое платье, волосы, вмерзшие в подтаявший снег. Приносят с другом ее домой. Оттирают снегом, водкой… Вызывают скорую медицинскую помощь, сообщают в милицию. Через несколько дней поинтересовались состоянием спасенной. Ответили: «Спасибо, идет на поправку».

Помощь в дорожных происшествиях Николай Анатольевич и в учет не берет. Ее было много. Вот и в один из дней прошлой зимы Егоров обслуживал маршрут на Малую Степнинку. В зеркало заднего вида засек: на бешеной скорости за ним несется иномарка. Эту категорию водителей Егоров изучил хорошо. Народ денежный, приобретут самую крутую машину, а водительских навыков нет. По своему солидному водительскому опыту понял, чтобы себя обезопасить, лучше уступить дорогу. Что он и сделал, прижавшись как можно ближе к обочине. Лихач промчался, едва не задев автобус бортом. Еще минута… и машину швырнуло поперек дороги, подняв снежный вихрь, резко выбросило в кювет на огромный сугроб.

К несчастным Николай Анатольевич побежал с собственной дорожной аптечкой. С большим трудом открыл дверцы лежащей вверх колесами машины, помог выбраться на волю смертельно перепуганным пассажирам, состоящим из семейства с ребенком. Слава Богу, обошлось без жертв. Николай Анатольевич не покинул людей, пока автомобиль не поставили «на ноги» и не выдернули из кювета на дорогу.

В разговоре с Егоровым коснулись темы прочности автобусного парка.

- Хвастаться нечем, техника старая, — с грустью поведал Николай Анатольевич. — Правда, стараниями нашего заботливого руководителя Геннадия Алексеевича Мищенко, по возможности, техника приобретается. Вот и я сейчас езжу на школьном автобусе, купленном в Васильевке. Предусматриваем и другие варианты. Пассажиры-то наши — народ особенный: механизаторы, животноводы. Не для красного словца кормильцами их зовем. От нас они ждут немногого: дорог нетряских, да транспорта поудобнее. Надеемся дальше так оно и случится.

Уют в автобусе Николая Анатольевича почти по-домашнему: на окнах приглядные шторочки, чтобы пассажиры не скучали в дороге — телевизор установил.

Не забыл я поинтересоваться значением голубка, нарисованного на кузове.

- Оберег наш. Голубь — птица богоугодная. А что ближе к Богу находится, под его защитой.

Осведомляясь о голубке, не предполагал, что задену чувственную струну души Николая Анатольевича: страсть к голубям. Она у него с раннего детства. Любое свободное время он стремится проводить со своими любимцами. Воркованием у ног или, как называет он сам «говорком», они осветляют душу, снимают усталость. То сорвутся ввысь, и там хлопками крыльев, словно аплодисментами, славят землю и небо. Одного из многочисленных крылатых питомцев нам посчастливилось увидеть, даже прикоснуться пальцами к его милой головке, украшенной короной из перьев. В день нашей встречи Николай Анатольевич вез голубя в подарок знакомому.

Наполнен двор Егоровых и другой живностью, но кролики всегда были заботой и увлечением сына Владимира, что в дальнейшем послужило в выборе профессии. Еще будучи малышом, на вопрос, кем он станет, когда вырастет, отвечал: «Доктором Айболитом». Так оно и вышло. Владимира Николаевича Егорова марьяновцы знают как замечательного ветеринарного врача. Подрастает и третье поколение Егоровых. Внуку Николая Анатольевича Данилу исполнилось десять лет. Увлечения расносторонние. Ни дед, ни родители Данила не навязывают своего мнения в выборе профессии. Рассуждают: вырастет, сам разберется. Однако водить автомобиль Данил уже попробовал. Чему дедушка Николай остался доволен. А вдруг?..

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

17