Меню
12+

Сетевое издание "gazeta-avangard.ru"

21.10.2020 10:59 Среда
Категория:
Теги (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 42 от 23.10.2020 г.

Не опуститься на «дно»

Автор: Елена ДРАЙЗЕР. Фото автора.

Грязь и беспорядок в доме, где живут дети, стала причиной для привлечения их матери к ответственности.

всегда есть шанс у тех, кто встал однажды на скользкую дорожку неблагополучия. Об этом напоминают еженедельные профилактические рейды сотрудников полиции.

Вместе с участковым уполномоченным Салаватом Кинчиным и новым инспектором по делам несовершеннолетних Татьяной Харченко мы погружаемся в полицейскую «Ниву» и выезжаем в очередной рейд в рамках целевого оперативно-профилактического мероприятия «Правопорядок – улица».

Для Татьяны Владимировны это первый такой выезд, она пока на стажировке и офицерские погоны получит только в декабре. Можно сказать, боевое крещение. До этого были три года работы в администрации городского поселения ведущим специалистом отдела кадров, инженером в кадастровой палате. А начинала она свою деятельность педагогом дополнительного образования. Еще много лет на базе Марьяновского Центра немецкой культуры руководила кружком «Знатоки немецкого». К тому же Марьяновка – это место, где Татьяна родилась и выросла, и многолетний опыт работы с людьми стал моральной подготовкой для нынешней деятельности сотрудника органов внутренних дел. А за плечами Салавата Рахимжановича Кинчина уже восьмилетний опыт службы в органах, в нашем районе он работает с 2018 года.

Основная задача нашей группы – проверить обстановку в семьях с детьми, состоящих на учете и проживающих в райцентре. Первый пункт посещения – одна из квартир трехквартирного дома по улице Пролетарская. Достучаться в металлическую калитку получилось раза с пятого. Заспанная хозяйка вышла к нам и спокойно пригласила войти. Путь от калитки до двери квартиры был буквально устлан мусором, а весь двор завален полиэтиленовыми обрывками, тряпками, остатками упаковки. Ворохи грязной одежды лежали и по всему периметру довольно просторной веранды. Большие пакеты, доверху набитые одеждой, стояли тут же, у выхода. Повсюду разбросанные вещи, грязная посуда на столах и в раковине ждали нас в самой трехкомнатной квартире. Из дальней комнаты, тоже захламленной и замусоренной, нам навстречу вышел молодой человек, по виду лет на десять моложе хозяйки и, по сравнению с ее растрепанным видом, выглядевший довольно прилично – в очках и спортивном костюме. Как позже выяснилось, это ее новый сожитель, до этого дня участковый его здесь не видел.

- Алена (имена героев материала изменены по этическим причинам), почему до сих пор такой беспорядок в доме? — Обращается к женщине Салават Рахимжанович. – В прошлый раз ведь предупреждали, если не приберешь, составим протокол.

- Не успеваю ничего, — отвечает Алена. – Вы же видите, что это невозможно так быстро убрать.

- Так это ведь не за один день накопилось, — говорит Татьяна Владимировна. – Вы же все равно не работаете, что мешает навести порядок, пока дети в школе? И неужели не хочется, чтобы во дворе было чисто и уютно?

- Ох, руки не доходят, — даже не пытается оправдаться женщина.

Страшно и представить, что в такой антисанитарии живут двое малолетних детей. По обстановке видно, что не испытывают они недостатка в книгах, из куч тряпья выглядывают и новые упаковки с цветной бумагой и пластилином, значит, деньги, чтобы приобрести это все, у семьи есть. Есть машинка-автомат, чтобы перестирать всю эту гору грязной одежды, есть микроволновка и мультиварка, чтобы приготовить обед и накормить ребятишек. Только вот пахнет здесь чем угодно, но только не уютом и вкусной едой. А ведь скоро обед и дети вернутся домой из школы.

Участковый не видит другого выхода, как составить протокол и привлечь Алену к ответственности по статье 5.35 Кодекса об административных правонарушениях «Неисполнение обязанностей по воспитанию и содержанию несовершеннолетних». Та и не думает возражать и пререкаться, как это бывает обычно в таких случаях.

Одно из проявлений ненадлежащего исполнения родителями своих обязанностей – несоблюдение комендантского часа. В многоквартирный дом на улице Северная мы заглянули по сигналу. Накануне поздно вечером, уже после 23-х часов, 13-летний Женя был замечен гуляющим по улицам. Много раз парнишку уличали и в хулиганстве. Основной причиной неблагополучия в семье Зайцевых, где растут Женя и его младший брат Рома, являются регулярные пьяные дебоши их отца Ивана, который и мать часто поколачивает.

- Что, Иван Алексеевич, снова пьешь? – Спрашивает лейтенант Кинчин.

- Не-не… — Отрицает тот, мотая головой. — День рождения вчера у меня был, а так нет, не пью.

- Ты же знаешь, что тебе пить нельзя. Как выпьешь, вы всегда ругаетесь между собой, супругу обижаешь.

- Все у нас нормально, правда, — вступается за мужа Людмила Зайцева. И тут же из комнаты появляется заспанное лицо Жени с взъерошенной шевелюрой.

- А Женька вчера в парке костер жег! – Вдруг выпаливает младший Ромка и сразу получает подзатыльник от матери.

- Ой, больше верьте вы ему, у него такой возраст, много фантазирует, — говорит отец.

- Честное слово, я не вру, сам видел, — не унимается Ромка.

Получив предупреждение от полицейских, Женька пообещал вести себя хорошо и не гулять допоздна. Кстати, школу мальчик давно не посещает, находится на домашнем обучении.

Часть улицы Пролетарская, что за молочным заводом, в местном обиходе не случайно получила название «Тринадцатый район», в честь известного американского фильма о средоточии разгула преступности и неблагополучия. Сразу несколько семей, состоящих на учете, проживают в восточных концах улиц Победы, 40 лет Октября, отделенных широкой асфальтированной дорогой по улице Калинина. В нашем поселке, конечно, не настолько все плохо, как в этом фильме, но почему-то именно в этой части полицейские задерживаются обычно надолго, а то и приезжают по нескольку раз за день. Не стал исключением и нынешний рейд. В одном из домов буквально в предыдущую ночь молодая мать выписалась с новорожденным из роддома, внутрь хозяева нас не впустили. Женщина ненадолго вышла к нам, сообщив, что все прошло благополучно и малышка здорова.

- Все нормально у нас, видите, вот и дрова привезли, — говорит женщина в годах, видимо, бабушка новорожденной, подметавшая перед крыльцом. – Все утро таскали, вот только сложили.

Заехав по следующему адресу, мы обнаружили, что хозяйки не оказалось дома, дети одни. На звонки она тоже не отвечала. А перезвонив участковому, еще и возмутилась, что полиция вторгается в ее личную жизнь.

- И что вы постоянно ко мне ездите? — Возмущается молодая мать, загораживая руками двух своих белокурых дочурок лет шести-семи. – Я живу нормально, муж пил, но я его выгнала.

- Работа у нас такая, — отвечает инспектор ПДН. – Ваша семья состоит на учете, и мы должны убедиться, что дети в порядке и в безопасности.

- Я же мать, как мои дети могут быть со мной в опасности?! – Продолжает злиться хозяйка дома.

- А так, что вы даже сегодня ушли из дома и оставили их одних, — спокойно объясняет Салават Кинчин.

- На пять минут вышла, подумаешь! И вообще это мое дело!

В доме было тепло, чисто и опрятно, по здоровому виду деток тоже можно было судить о хорошем уходе. Поэтому на неприветливость женщины еще можно было сделать скидку, учитывая, что она нашла в себе силы избавиться от пьющего сожителя, который не только денег в дом не приносил, а тянул всю семью на дно.

В здоровье и выносливости следующих наших героев тоже не пришлось сомневаться, особенно когда перед нами, съежившимися от осеннего морозца, проскочил из хлипкой дощатой дворовой постройки и хлопнул дверью небольшого домика крепкий мальчуган лет двенадцати, весь мокрый и с мыльной пеной на шее. Мылся, говорит, перед школой.

Еще четверо босоногих ребятишек помладше выскочили на тесную кухоньку, которая одновременно являлась и прихожей. Самому маленькому было года два на вид.

- Мне вообще не холодно! – Заявляет парнишка в ответ на просьбу полицейских вытереться и одеться. И бойко рассказывает о том, как живет их семья, сразу чувствуется, что к визитам стражей правопорядка здесь привыкли.

- Папке же нашему восемь лет дали. А мамки нет дома, в город по делам уехала. Мы с бабушкой вот…

Выяснилось, что мужа матери босоногого семейства и отца троих младших ребятишек недавно посадили в тюрьму за убийство. Мама и бабушка, по словам участкового, периодически выпивают, поэтому семья еще долго будет находиться под пристальным вниманием органов профилактики.

В трех семьях, которые мы посетили следом, обстановка порадовала. Дети здоровы, чистые и накормленные, в квартирах пахнет свежеприготовленной едой: близилось время обеда. Контраст по сравнению с семьей Алены, где мы побывали первым делом, ждал нас в маленьком домике на улице Омская. Несмотря на простенький интерьер без изысков, в доме чисто и вкусно пахнет свежеприготовленной едой. Мама с папой восьмерых ребятишек дожидаются двоих школьников и смотрят телевизор. Хозяйка заботливо наливает чай приболевшему мужу: сегодня он не пошел на работу по уважительной причине. Эту семью, как пояснил участковый, недавно сняли с учета.

Казалось бы, все так, как должно быть. Заботиться о детях, заниматься их воспитанием – естественные обязанности родителей. Но для семей, имеющих статус неблагополучных, такие нормальные и обычные для всех дни очень часто сменяются загулами и срывами. Избавиться от статуса тяжелее, чем его обрести, но вполне реально. Снять семью с учета могут при условии улучшения обстановки, но этого мало. Возможно, Алене долго придется доказывать, что она способна быть хорошей мамой. Может, на это уйдут месяцы, а может, и годы.

Посещая из года в год одни и те же семьи вместе с полицией, органами опеки и социальной защиты, я вижу, что дети растут, а статус остается прежним. Поддержка добрых людей, содействие специалистов, без сомнения, могут помочь преодолеть кризис и выйти из-за роковой черты. Но только если семья сама приложит к этому усилия.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

42